Дед Иван, папа Петя и Дядя Фёдор

WEB Studio SonyKpK Ltd

Petr de Cril'on 12.09.2012
 "!Богатырь"

Виктор Михайлович Васнецов. «Богатырь». 1920

Природа мудра, и Всевышнего глаз
Видит каждый наш шаг на тернистой дороге.
Наступает момент когда каждый из нас
У последней черты вспоминает о Боге.
ИЗ казачьей народной песни «Любо, братцы, любо…».

Почему Дядя? Просто так получилось, слишком большим он был в школе в армии и на работе. Родился Федя таким. Правда, в семье у них особых богатырей не было. Соседи шутили не хорошо:

— От батюшки попа, родился наверное!?

 


 

А когда приехал в гости посмотреть на своего внучка, дедушка Ваня, все соседи и прикусили языки.

Дед Иван. Огромный детина из донских казаков с усищами, торчащими покруче чем у комбрига Буденного и с фейсом изрисованным глубокими шрамами от шашек и штыков вражьих, с которыми мерилась силами наша Родина на протяжении всего века двадцатого. Кстати легендарного коневода Буденного дед почему-то не очень уважал.

Сам дед, как все большие люди был довольно добродушным человеком. Но в русско-японскую компанию мог своей шашечкой разделить пополам до самого седла какого- нибудь самурайчика.

А Буденного дедушка Ваня не любил по двум причинам:
Во-первых. Благодаря Буденному и его дружкам, как считал дедушка Ваня, его как настоящего рыцаря лишили наследства.

В молодости дед Иван был очень красивый мужчина и к тому же большой женский искуситель. Но был он из бедного сословия. И случилось так, что он змий искуситель искусил бабушку Анастасию.

 


 

А бабушка Анастасия была татарской красавицей из богатого сословия. И не просто богатого, а очень богатого. Папа у бабушки Насти был настоящий татарский хан. Ну не Чингисхан конечно, но с пятью женами супружеский долг исполнял исправно. А дед Иван исправно исполнял долг батрака у своего будущего тестя, папы бабушки Анастасии.

Бабушка Анастасия была без ума от дедушкиных усищ. Видно сладко он щекотал ими её в одном интимном месте. В конце концов, от этого щекотания у бабушки Насти чудным образом должен быть появиться на свет Божий дядя Николай, старший братик папы Пети.

Вся татарская родня первоначально была очень возмущена этим фактом . И даже хотела лишить дедушку Ваню наследства. А так как он был рыцарем еще не имевшем его, то видимо они хотели лишить его именно того предмета которым он сделал дядю Николая.

Но дедушка Ваня как выхватит свою шашечку, да как махнет её со свистом перед самыми носами своей будущей родни.

Но многочисленных будущих татарских родственников этим сильно не напужать. Так чуть, чуть отступили в сторонку, и как выхватили свои кривые татарские ножики. Тут Иван чуть- чуть, совсем маленько, сдрейфил. Уж очень ему не хотелось сориться с будущей роднёй.

Но всё за всех, как всегда решила бабушка Анастасия. Она была характером вся в своего папочку хана, имевшего татарскую кличку, в переводе с тюркского означающую очень вспыльчивого человека, преобразованную потом в фамилию, ханом всей Руси Ваней Грозным. Кстати, дедушку Вани Грозного почему-то тоже ханом Мамаем звали. А бабушку дяди Федора звали не Анастасия вовсе, а Амира, что по-татарски означает приказывающая, повелевающая принцесса.

Очень вспыльчивая и мгновенно принимающая правильные решения я Вам скажу, дама была. Но как все мудрые женщины она свято хранила родственные связи.

Ну, в общем, эта маленькая татарская принцесса, выскочила с кривым татарским мечом и так искусно произвела впечатление на свою многочисленную родню, что те быстро попрятали свои ножички и разошлись по своим татарским делам.

Обвенчали их по настоянию деда Вани в православной церкви, а фамилию дали бабушкину, по настоянию папы хана и всей татарской родни. Хитрые татары, что бы род хана продолжался. Дедушка Ваня не очень-то этому и сопротивлялся. Теперь он был рыцарем с наследством.

Но не долго дед Иван носил этот рыцарский титул. В 17 году века двадцатого в городе Казани и по всей Руси появились большие ханы, называвшие себя большевиками. Они не хотели, как современные братки, делить сферы влияния с настоящими ханами. Им нужно было всё, и желательно в мировом масштабе.

Папу хана большие ханы лишили наследства по взрослому. Ну не совсем конечно, так сделали маленькое обрезание. Отобрали всё имущество, а жен оставили. А кто их будет кормить чужих жен то, да и супружеский долг большие ханы исполнять не хотели, да и толком не умели в большей массе своей. Некогда было им пустяками заниматься. Им нужно было мировую революцию строить.

А потом большие ханы ещё хорошенько подумали и решили: А что добру пропадать, взяли и отправили папу хана вместе с его женами и многочисленной татарской родней на Дальний Восток уголь добывать, в поселок с китайским названием Су Чан.

Во вторых, Буденного дед Иван перестал совсем уважать когда тот выражаясь современным языком, кинул конную братву и переметнулся в теплое местечко поближе к главному большому хану. Но это уже другая сказка будет…

Вернемся к дяде Федору. В детстве маленького Федю большой дядя опер Братинщук ловил за хулиганство. Проще говоря, за драки между пацанами разных дворов. Но уважаемым в маленьком портовом городе родителям Дяди Федора дядя опер Братинщук никогда ничего не сообщал.

Он придумал более изощренную меру пресечения и наказания для маленького Феди. Он сдал его в рабство сразу в несколько секций ДОСААФ. Правда добровольное общество содействия армии авиации и флоту, это не какая-то там ортодоксальная секта, а настоящая школа жизни. И кое-каким методам физического и психологического противостояния и сдерживания негативного выражения хулиганских эмоций воспитывала в подростках даже очень прилично.

Дядя Фёдор ходил аж в пять секций: Борьба самбо, бокс, стрельба, мотокросс и шахматы.

Дядя Братинщук по этому поводу пошутил:

— Смотри Федя не перепутай секции, не набей морды ребятам которые в шахматы с тобой играют!

— Не боись, дядя Игорь, — говорил Дядя Федор, я больше всего люблю пострелять и детей не обижаю.

В общем, дядя Братинщук уготовил дяде Фёдору прямую дорогу к карьере  милиционера, дяди Стёпы, или там разведчика-шпиона,  например Рихарда Зорге. И быть бы дяде Братинщуку для дяди Фёдора почти настоящим дядей.

Но папа Петя был против.

— Почему? —  спросил Дядя Фёдор.

— Дедушка Ваня будет против! – ответил папа Петя.

— В семье казаков и моряков ментов не бывает, пойдешь на сейнер рыбу ловить! – сказал дедушка Ваня так убедительно, что у Дяди Федора даже не хватило духу возражать своему родному дедушке.

Так маленький Федя стал моряком, и папа Петя подарил ему за это американские куртку и джинсы.

Куртку и джинсы папа Петя ни разу и не надевал сам. Папа Петя ходил в море с шестнадцати лет, а командиры у него были дворянского сословия, ну из того самого недобитого, большими ханами.

Они почему то научили его свято носить морскую форму, в которой он кстати и проходил всю свою жизнь от помощника кока до капитана дальнего плаванья.

А еще, эти самые недобитые, научили его играть, нет, не в карты что Вы, на рояле Лунную Сонату Бетховена, которую он исполнял в кают-компании после очередного благополучного возвращения их парохода груженного авиабомбами из Америки. Это уже была война другая, Отечественная.

Но вернемся к обычным вещам. В те времена просто опасно было прогуливаться в американской робе, большие ханы могли и не понять. Да и роба была очень большого размера. Это был подарок американского большого друга африканского происхождения.

В далеком американском городе Портленде папа Петя после вахты, вечером решил угостить своего друга пивом в при портовом пивном баре. Но бар был наверное, не гласно, только для белых и бармен заявил папе Пети на американском языке примерно следующее:

— Твоему черномазому другу нет еще 21-го года, и по закону Соединенных Штатов я ему спиртное не отпущу!

Папа Петя ответил по-русски – просто засветил ему кулаком в глаз. Молодой был, горячий однако, кровь далекого предка дала о себе знать. В баре завязалась групповая драка между русскими моряками, неграми и белыми портовыми рабочими. Русские тогда были против апартеида негров Африки. Правда сейчас мнения как то поменялись.

Бармен вызвал полицию. Пришли два огромных полисмена с демократизаторами (резиновыми дубинами), как сегодня бы сказали афроамериканского происхождения. Как на скотобойне должным образом обработали всех без разбору, в том числе и бармену досталось почему то больше всех.

 


 

Били по плечам так, что у всех руки безвольно повисли как плети, какие там кулаки, пальчики не слушаются совсем уже. Потом они важно и мило удалились,  исполнять дальше свой гражданский долг.

После этой процедуры у всех присутствующих в зале пивного бара желание продолжать драку как то отпало само собой и все вместе дружно стали просто пить пиво. Вот так американский друг Пит подарил новый комплект своей робы русскому другу Петру.

А что бы он мог ему подарить, в те времена у обоих ничего своего личного не было, только рабочая роба и та казенная. Это сейчас джинсы модная одежда, а в 40-х годах это была роба американских докеров механизаторов, по-русски грузчиков. Нигер тот был совсем молодым пацаном, но уже прошел войну военным летчиком, его по ранению списали и он работал на верфи.

Продолжение про Дядю Фёдора тут …