ТАЙНЫ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

Призраки подводного флота СССР

WEB Studio SonyKpK Ltd

Petr de Cril'on 17.03.2012

 

9 мая, День Победы. С Желтого моря дует шквальный ветер. София Петровна, переоделась в легкий водолазный скафандр (китайское черное трико с бордовыми лампасами и глухим капюшоном). София русская девочка 6 лет, у неё русские папа и мама это зафиксировано в их паспортах, но Российская таможня требует с Софии Петровны справку о том, что она гражданка Российской Федерации. Ох, как сложно быть китайским шпионом.
Свои китайцы  ничего  не  требуют, только предлагают  купить чего-нибудь, что тебе совершенно не нужно.

 Уильям Шекспир в китайском переводе:

«В Поднебесной
Горацио,
Есть много всего,
Что и не снилось нашим мудрецам».

Сократ в Китае в почете для самих китайцев:

«Как много есть на свете вещей, без которых я могу обойтись».

 


 

А София с папой и мамой движутся в направлении музея военно-морского флота Китайской Народной Республики. София Петровна одета согласно уставу ВМФ Российской Федерации, так как она, родная Российская Федерация, все — таки выдала ей за бутылку шампанского и коробку конфет справку, что она на самом деле русский «морской котик». Папа как бывший ветеран рыболовного флота СССР, весь в белом и в парадной «адмиральской» мичманке, кстати, также пошитой в славном русско-китайском городе Харбине Китайской Народной республики. Мама, девушка известной национальности – донские казаки: «едут, едут по Берлину наши казаки!», похожа более на « американо — руссо туристо аморало». В соломенной шляпе, вооруженная двумя видеокамерами, фотоаппаратом, ноутбуком и тремя мобильными телефонами. Весь мир через объектив. На встречу один за другим едут пышные свадебные кортежи засвидетельствовавшие свое присутствие у монументов советско-китайской дружбы.

— Хеллоу! – улыбаются китайскими счастливыми улыбками, машут руками и чуть не выпрыгивают из свадебных длинных автомобилей новобрачные и их многочисленные родственники, дабы потрогать белого человека. А может они думают, что мы работаем аниматорами в их музее!?

В бухте Циндао штормит. Подводную лодку советского проекта 633 «Ромео» построенную ВМФ КНР, немного раскачивает. Мало кто рискует подняться на борт славной советской субмарины, так как она стоит на бонах в пятидесяти метрах от берега. Но только София как настоящий морской котик без тени смятения в несколько мгновений оказывается у задраенного люка боевой рубки нашей подводной лодки.

Но он на замке. Это Софию не останавливает, она опытный подводник — матчасть Владивостокской подводной лодки С-56 изучена еще в полтора года, когда еще приходилось перемещаться на летней детской коляске.

Папа стремительно следует за Софией, чтобы подводная лодка не отчалила без капитана. Но морской котик, проникнув через носовой люк, уже у торпедных аппаратов.

В отсеках нет никого, полумрак аварийного освещения, тишина… только слышен плеск волн за бортом. Морской котик, двигаясь по отсекам подводной лодки, добрался до кормового открытого аварийного люка. Но трап был строго вертикальный и балясины (ступени) предназначены для взрослых подводников, а не «морских котят». София стала возвращаться к носовому люку и встретила папу — капитана. В отсеке торпедных аппаратов стоял громкий гомон китайских новобрачных и их многочисленных родственников. Первой в переборочном люке торпедного отсека показалась София в своем легком водолазном «скафандре».

 


 

Наступила гробовая тишина, даже почему то не стало слышно шума волн забортной воды. А когда появился папа, в образе призрака советского капитана подводника, многочисленные китайские родствен- ники выстроились по стойке смирно. Молодожены, похожие на наших «ботанов», большеголовые, в очках, худые и длинные, непроизвольно разинули рты и не смогли закрыть их пока папа выталкивал за попу «морского котенка» через носовой люк на палубу гвардейской субмарины.

Мама Софии и многочисленные китайские родственники, подверженные морской болезнью (по морской терминологии «мазуты береговые») оставленные на суше у больших свадебных лимузинов, с овациями встречали Софию Петровну и её героического папу, стойко перенесшего подводный поход русского «морского котенка».