Большой краб

WEB Studio SonyKpK Ltd

Petr de Cril'on 27.03.2012

        

Японский краб-паук

Японский краб-паук в океонариуме г. Циндао

       Гоша Рогожин, капитан рыболовного бота 10311, купил новый «Москвич». Пошел в сельский магазин купить водку, чтобы обмыть, в кругу семьи, покупку. 

       — Гоша, возьми на сдачу лотерейный билет, у меня нет мелочи, — попросила продавщица Рогожина. 

   Но Гоша уперся — жадный был он, то ли с детства, то ли тяжелая рыбацкая работа его сделала таким?  

 


 

      — Завтра зайду за своими тридцатью копейками, — буркнул он.   

   Сзади стоял Пётр Иванович, капитан порта. Типичный морской интеллигент на пенсии. Раньше он был капитаном суперлайнеров, обошел все моря и океаны и, как ни странно, друг Гоши Рогожина.   

     — Гоша, давай я тебе вместо этого билета отдам деньги, — без задней мысли предложил Пётр Иванович.   

     — Давай, — обрадовался Гоша.   

   На том и разошлись.   

 


 

      На следующий день Гоша выехал прокатиться по деревне на новеньком «Москвиче». А Пётр Иванович поехал на стареньком велосипеде в порт проверять флот перед выходом в море.

       В порту у Пётра Ивановича выпросил велосипед кок с малого рыболовного сейнера 5007, якобы съездить за свежим хлебом.

      Он был талантливым поваром и часто приглашал Петра Ивановича испробовать его шикарную уху. Но еще чаще он любил выпить и, если бы не его кулинарный талант, его давно бы уже списали по этому поводу на берег.

     На самом деле он, конечно, поехал за водкой, чтобы опохмелить весь экипаж 5007. Но долго пришлось ждать бедолагам своего гонца.

      По пути из магазина кок заехал в пивной бар, накачался пивом, и при въезде в порт, не справился с управлением транспортным средством и свалился с причала в море. Оттуда его удачно выловили, вместе с водкой и велосипедом, ребята с дежурного буксира. После чего у кока от счастья произошла временная амнезия, и он, забыв про своих соратников, стал отмечать своё спасение со своими спасателями…

     К обеду кок добрался до своего сейнера с остатками водки и сломанным велосипедом.   

     — Где был? — спросил его строго старпом.   

     — Где был, где был? На дне, — буркнул кок и поведал всем свою страшную историю.   

      Старпом сказал механикам отремонтировать велосипед, а сам взял самого большого варенного камчатского краба и пошёл к Петру Ивановичу замаливать грехи кока.

      В кабинете Петра Ивановича сидел Рогожин и другие капитаны, и обсуждали Гошин новый «Москвич».   

    — Пётр Иванович, я приношу извинения за нашего кока, но обеда он нам не сварил и велосипед Ваш угробил, — простуженным голосом сказал старпом.

    — Этого от него и следовало ожидать, — спокойным голосом ответил Пётр Иванович, как капитан, привыкший за многолетний опыт к сюрпризам своих питомцев.   

   — Вот я Вам краба принёс на обед, — еще спокойней сказал старпом.   

   — Пётр Иванович, давайте вместе съездим на обед ко мне домой, заодно и обмоем мою новую машину, — предложил Гоша.   


 

     Народ одобрительно зашумел, но все были на работе, а Рогожин в отпуске. В общем, поехали Пётр Иванович с Гошей Рогожиным на новой машине вдвоём.  

     Дорога шла вдоль берега моря. Было ясно, но с моря шёл сильный накат. Петр Иванович сидел на переднем сидении и в ногах у него лежал, стянутый верёвкой, старпомовский краб.

    Гоша Рогожин по натуре деревенский добрый, но скупой мужик. Одет всегда в то, что выдают рыбакам в колхозе, то есть зеленые куртка и штаны, резиновые закатанные болотные сапоги, шапка-ушанка с кожаным верхом, обедает строго на судне в целях экономии.

    Петр Иванович полный антипод Гоши. Форменный китель сшит на заказ у мастера-еврея, мичманка приобретена в ателье Сан-Франциско, брюки гладятся лично им самим — стрелки как бритвы, в ботинках блестит отражение козырька мичманки, сделанного из китового уса, обедает строго в ресторане или у хороших друзей — просто любит вкусно поесть и поговорить.  

   — Пётр Иванович! Краб потёк, — оторвал Петра Ивановича от морских раздумий о дальних плаваньях зычный голос Рогожина.   

   — Ты что, у себя на боте что ли? Не кричи так громко, вытрем твой половичек, — продолжая думать о своём, ответил Пётр Иванович.   

   Но Гошу уже было трудно остановить, он бухтел и бухтел всю дорогу, и в конце концов не вписался в поворот дороги и они вылетели на новеньком «Москвиче» прямо в Анивский залив Охотского моря.   

   — Ну и мудак ты, Гоша! — стоя по колено в воде в своих отутюженных брюках и зеркальных ботинках и, в сердцах, забрасывая вареного краба в море, сказал Пётр Иванович.   

   Рядом на берегу стояла пивная, откуда вывалил народ посмотреть на катастрофу Гоши Рогожина. 

   Гоша месяц не заходил к Петру Ивановичу, пока тот сам, как истинный джентльмен, не зашел к нему на бот и не предложил ему новую машину, которую он выиграл по тому самому лотерейному билету. Но Гоша отказался, он больше ценил дружбу с Петром Ивановичем. А свою машину он так вылизал, что она стала новее, чем была.